Семинар в Ереване и об осетинских журналистах.


26 февраля в Ереване прошел семинар осетинских, грузинских и абхазских журналистов и гражданских активистов. Правда Абхазию представлял один человек – Виктор Роганов. Осетинские журналисты поехали как с Южной, так и с Северной Осетии. Семинар провели армянские эксперты, конфликтологи. Очень важным для меня было присутствие на этом семинаре коллег из Северной Осетии – Алана Цхурбаева и Зураба Тавасиева.

Ереванские эксперты и конфликтологи выбрали новый метод для того, чтобы журналисты из конфликтных регионов смогли преодолеть психологический барьер и начать общаться с коллегами по ту сторону баррикад. Журналисты имели возможность не говорить о конфликте, о том, кто виноват в войне, кто начал войну. Они просто вместе слушали семинар, вместе играли в разные психологические креативные игры, в ходе которых мы вели совместный поиск выхода из смоделированных конфликтных ситуаций и так далее. Такой поход более важен для нас, потому что мы узнаем друг друга, мы перестаем друг друга бояться.

Более двух лет грузинские и осетинские журналисты (из Южной Осетии) никак друг с другом не общаются. Зачастую даже виртуально. И не соглашусь с мнением одного моего грузинского коллеги, и скажу что двухлетняя «пауза» не является проблемой разделенных обществ. Осетинское и грузинские общества давно, еще с 1989 года, перестали быть разделенными обществами. Я думаю, что такой термин может быть приемлемый для людей старше 35 лет. Но современные реалии таковы, что мы являемся просто соседями и как осетинская молодежь, так и грузинская молодежь себя разделенными не считают. Второй момент я четко поняла на данной встрече. Мы, представители молодежи Южной Осетии и представители молодежи Грузии младше 35 лет (а может даже 40) не имеем опыта жизни вместе. Более того, мы уже говорим на разных языках.

 

Для осетинской молодежи вторым обязательным языком является русский, а для грузинской молодежи – английский. А грузинским языком из осетинской молодежи владеют только единицы. В прошлом году на одном правозащитном «южнокавказском» тренинге я лично общалась с представителями грузинской молодежи так: они со мной говорили на английском, я отвечала им на русском. Так получилось, что грузинским я владею свободно, и я бы их поняла без английского языка, но мне было интересно, как мои ровесники могут общаться с гражданскими активистами из Грузии.  

Итак, на данном семинаре в Ервеане я для себя открыла новые вещи. Например то, что в Грузии выросло уже целое поколение, которое мыслит по другому, общается по-другому,  относится к вопросам Южной Осетии и Абхазии по-другому, а не так как это представляется в большинстве грузинских СМИ. Я в первый раз в жизни увидела грузинских журналистов, которые совершенно не отвечали моим понятиям о грузинских журналистах. И это меня порадовало. Конечно, это не означает, что завтра они все выйдут с плакатами и призывами к своему правительству с просьбой признать Южную Осети и Абхазию, но все же, это не та молодежь, которая там была в начале 90-ых годов.

Об осетинской журналистике сегодня.

Из Южной Осетии там были два журналиста из Эха Кавказа и из Радио «Нае улаен», и два гражданских активиста (представители НПО) и я - один блоггер. Организаторы с осетинской стороны приглашали на семинар всех моих знакомых журналистов в ЮО, но никто из них не согласился. Насколько я знаю, причиной отказа всегда был страх. Они боятся, что после возвращения их назовут «предателями», «шпионами» и т.д. По-моему это говорит об ущемленности позиции наших властей, а потом уж и самих журналистов. Потому что журналистика – это такая профессия, что если она даже не направлена на прямое построение мира, то не должна быть конфликтной и агрессивной. Сама профессия предполагает, что журналист должен быть готовым на общение с кем угодно, быть готовым на общение как с оппонентами, так и на общение с политическими врагами и т.д..

Если мы запремся в своих офисах и домах, то никогда не будем знать, какие процессы происходят в соседней стране, как развивается общество, могут ли они когда-нибудь нас понять или нет, и не будем знать множество других вопросов. И поверьте, за нас их никто не будет знать, и нам их никто не объяснит, и за нас государство никто не будет строить. Если на протяжении 20 лет, мы представители гражданских активистов Республики Южная Осетия, боролись за независимость только потому, чтобы запереться в своих домах, то грош будет цена такой свободе. Если на протяжении последних 6 лет, мои коллеги в Южной Осетии работали в нечеловеческих условиях только потому, чтобы бояться выезжать за пределы страны, то грош цена проделанной работе.

Дорогие коллеги, надеюсь, данный пост будет вами не только прочтен, но и даст вам на 5 минут информацию для размышления.