roks_alana (roks_alana) wrote,
roks_alana
roks_alana

Categories:

Меня не зовут Шарли Эбдо

Сегодня спорила с одним своим бангладешским коллегой, очень известным журналистом и писателем в Бангладеше, рассуждения которого мне всегда нравились. Но здесь мы разошлись во мнениях. Когда я ему заявила, что считаю этих карикатуристов шовинистами (сразу скажу, что их убийство я осуждаю) и теми, кто разжигали межконфессиональную рознь, он мне сказал, что ислам – это идеология, а идеологию все критикуют во всем мире, и что ислам – это не национальность, а также ислам не говорит о расовой принадлежности. К примеру как коммунизм, капитализм, христианство, черный цвет кожи и так далее. Он также предположил, что оскорбление по религиозному признаку и оскорбление по национальному и расовому признаку – это не одно и тоже!

Но я с ним не согласна и вот почему.

Приведу один простой пример из моей жизни. В 2008 году в Южной Осетии была война, погибли многие мои знакомые, друзья и родственники моих близких людей. После войны к нам приезжали зарубежные эксперты, которые при виде статистики убитых и при виде не таких страшных (по сравнению с Югославией, к примеру) разрушений усмехались нам в лицо и говорили: подумаешь! В Чечне война была еще ужасней. Это разве война?!

То есть они оскорбляли самое святое, что есть у меня – это память о погибших друзьях и сверстниках. И в этот момент я была абсолютно готовой взять Калашникова и дать автоматную очередь по ним. Понимайте это как хотите! Разумеется, я этого не сделала. И если в праве не существует понятия «оскорбление по признаку принадлежности к войне», то это не означает, что можно с жертвами войны так разговаривать. Мы все люди, и у каждого из нас есть свой предел терпения, и лучше этот предел не искать!

Для меня, как человека не только далекого от ислама, но и вообще от религий – ислам – это просто идеология, а для многих мусульман религия стоит на первом и на втором месте, а национальность и цвет кожи - на третьем. Поэтому по простой логике получается, что я могу очень легко оскорбить по религиозно-национальному признаку мусульманина, чего бы мне не хотелось делать. Если вам не нравится ислам, то критикуйте не таким путем, а путем дискуссий. Мне в исламе очень не нравится та часть, которая отведена для роли женщины в обществе, начиная от одежды и кончая правилами поведения. Мне не нравится там абсолютно все! И я не раз об этом писала. В комментариях дело доходила до крика, не раз об этом спорила со своими друзьями-мусульманами до хрипоты, но они бы никогда не подумали подать на меня в суд из-за разжигания межконфессиональной розни, только потому, что чьи-то религиозные и национальные чувства я стараюсь не оскорблять. И даже у меня не всегда это получается. Мои друзья-мусульмане выслушывали мои аргументы и говорили свои, мы друг друга не переубедили, но и не оскорбляли. Подавайте в суды на мусульман, делайте демонстрации, конференции, но не оскорбляйте их святыни.

То же самое я бы сказала тем мусульманам, которые не осудили убийство сотрудников Шарли и кто рад был их смерти. Путем убийств ничего не решить, это только усугубляет проблему , да и плохой пример для тех, кто никак к мусульманам не относится. И прекратите думать категориями насилия! Это относится не ко всем мусульманам, разумеется.

Я осуждаю убийц сотрудников «Шарли» и считаю, что они нелюди!

Но я также осуждаю способ работы карикатуристов, считаю, что они должны были остаться живыми и нести ответственность за свое «искусство». Но знаете что самое неприятное? Они пользовались тем, что во Франции нельзя подать на писателей и карикатуристов в суд, с ними можно спорить, писать о них, делать демонстрации, но подавать в суд нельзя! Еще нужно вспомнить о том, что они, как граждане Франции должны быть последними, кто рисует антиисламские карикатуры, так как не так давно (в 1954-1963гг) французы учинили настоящий геноцид алжирцев –мусульман. И поэтому французы должны молчать на эту тему, также как и немцы не говорят о минусах (мягко говоря) Израиля, к примеру. Немцы не рисуют карикатуры, которые бы показывали антигуманную политику Израиля.

Поэтому я скажу, я – журналист, я борец за свободу слова, но сегодня меня зовут Мария Плиева и только так...

Tags: charlie hebdo
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments