перед концертом

Кровавый август. Война и мир (мой метериал для Нетгазети)

Это статья в первоначальном виде на русском.
Вот источник с переводом на грузинский:http://www.netgazeti.ge/GE/105/opinion/49161/


С каждым годом, отмечая годовщину августовской войны, кажется, что время застыло. Риторика журналистов, политологов, бизнесменов и других пользователей социальных сетей остается неизменной. Одни и те же лица говорят то же самое, что и в прошлом году. Такой осетино-грузинский вариант книги Маркеса: «Сто лет одиночества». Наверное, многим известна эта книга, в которой описывается история, закольцованная во времени, история, где имена героев повторяются снова и снова, объединяя фантазию и реальность. Также как и в книге Маркеса, в осетино-грузинских невзаимоотношениях диалоги не используются. Отовсюду слышны только монологи.

В тот день, 8 августа текущего года, первый пост, попавшийся мне в Фейсбуке был пост грузинской коллеги о том, что «оккупация Россией Грузии началась с 8 августа» и так далее в этом духе . Разумеется, комментарии к данному посту были на той же волне, и ни слова о роли руководства Грузии в этой войне. Другая моя коллега - Зарина Санакоева, отважилась все-же написать там свой комментарий, подчеркнув, что с тех пор как российские войска обосновались в Южной Осетии не было ни одного убитого во время перестрелок и ни одной попытки начать войну и что люди, наконец-то, могут жить спокойно, не опасаясь за то, что завтра начнется снова война.

По словам журналиста Тимура Цхурбати, для осетинской стороны – российские войска – это гарант мира и если б не игры Саакашвили, то Россия никогда бы не стала союзницей Южной Осетии.

Говоря о войне августа 2008 года с осетинской стороны всегда говорится как об очередной осетино-грузинской войне, которая продолжается с «горячими» и «холодными» фазами с 1989 года. Если же послушать грузинскую сторону, то общая картина такова, что между ЮО и Грузией войны не было, была только оккупация России, которая берет свое начало с августа 2008 года. Еще интересно то, что большинство граждан Грузии уверены в том, что осетины относятся к грузинам с большой симпатией, что никакой неприязни нет, есть только некое «недопонимание», которое сразу исчезнет, если россияне перестанут «влиять на ситуацию».  

Война и фильмы

Тимур Цхурбати также является главным героем одного из многочисленных документальных фильмов, срежисированных грузинскими документалистами. 26-минутная документальная кинолента с участием Цхурбати называется «След войны», которая была впервые показана в феврале 2012 года в Тбилиси. http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/201289/

В фильме рассказывается о дружбе двух жителей Грузии и Южной Осетии. По словам грузинского режиссера Томы Чагелишвили, фильм был срежиссирован совместно с осетинским коллегой Зурабом Тавасиевым. Но так получилось, что автору этих строк пришлось наблюдать за ходом работы над этим и фильмом и нужно отметить, что тексты, кадры и полный монтаж был осуществлен только грузинским режиссером и его помощниками. Его осетинский коллега сыграл роль только оператора. В итоге Цхурбати не смог показать фильм в Осетии, так как фильм получился достаточно односторонним. С грузинской стороны была показана жертва в лице Миши, у которого трагически погибла дочь после первой войны от тяжелой болезни и который стал беженцем во время августовской войны. С другой стороны был показан участник войны – Тимур, слушая риторику которого, у зрителя не возникает никакого сочувствия в отношении «его стороны». Он представлен в виде самоуверенного боевика, сочувствующего своему другу Мише. И конечно, и в этом фильме был опущен фактор участия грузинского правительства в развязывании этой войны. Да, история у Миши правда трагичная! Но жизнь Тимура совсем не раскрыта в фильме! И зная его лично, могу сказать, что она была не менее трагичной! Фильм рассчитан только на моментальные эмоции, вызывающие обязательно слезы.

А первым документальным фильмом после войны, который просмотрели многие с обеих сторон, стал фильм Мамуки Купарадзе «Вердикт августовской войны».

Фильм Купарадзе начинается с показа кадров, на которых можно увидеть митинги и демонстрации в Тбилиси во время августовской войны, инициаторами которых по тексту в фильме, выступил глава грузинской церкви. Основными плакатами на этих публичных мероприятиях были слова: «Россия, гоу хоум!». Многие журналисты и политологи назвали фильм Купарадзе чем-то новым на тему войны, чуть ли не революцией. Другие же в качестве фейсбук-пользователей обрушили на Купарадзе весь свой гнев и ура-патриотизм. Последние говорили о том, что он чуть ли не пророссийский фильм снял. На самом деле в данном фильме грузинская сторона, как сторона войны, не критикуется! Более того, она показана даже не стороной, а снова жертвой. Небольшая критика достается лишь тогдашнему президенту Грузии – Михаилу Саакашвили.

Режиссер, нужно отдать ему должное, не поленился и нашел одного британского эксперта-конфликтолога, которому был задан один единственный вопрос: «Имела ли право Грузия начать войну в Южной Осетии? То есть была ли война легтимной?». На вопрос Купарадзе британский эксперт Лоуренс Броуерс ответил однозначно: «Конечно, Грузия имеет право это делать! Но это результатов не принесло!, - заявил он не по-лоуренски и потом добавил, - Когда это бывает три раза: три президента, три конфликта три поражения, обязательно нужно продумать, что принесла эта стратегия?!».

Если следить за логикой Броуерса, то в этой войне было жаль только то, что Грузия в очередной раз войну проиграла, а так, это был вполне нормальный процесс! На самом деле именно этот мессидж хотел донести до зрителя Купарадзе, несправедливо обвиненный своими согражданами в непатриотизме.

Но если второй раз просмотреть фильм, то можно заметить три комментария, заслуживающие внимания со стороны оппонентов грузинских патриотов. А именно, были показаны комментарии тогдашнего президента России - Дмитрия Медведева, где он говорил, что на последней его встрече с Саакашвили, российская сторона выразила свою готовность помогать Грузии в восстановлении ее территориальной целостности при условии, если Грузия будет себя вести «правильным образом».

После комментариев Медведева в фильме Купарадзе идут кадры о том, как «российская артиллерия бомбила Грузию». Хотя по кадрам не видно, кто собственно там стреляет и в кого.

Другой комментарий, заслуживающий нашего внимания в рамках просмотра этого фильм, касается вопроса об Эргнетском рынке и том, что рынок, как фактор осетино-грузинского взаимосотрудничества, был закрыт президентом Грузии. В киноленте, режиссер Купарадзе также говорит о важном факторе: о милитаристкой пропаганде в грузинских СМИ. Здесь «оплеухи» достаются представителям средств массовой информации. В подтверждении этого в фильме показан видеоролик, взятый из эфира одного из центральных грузинских телеканалов. Об этом в документальном фильме говорит и один из журналистов, ставший участником войны по фамилии Елисашвили.

Война и лица

В Южной Осетии на данный момент на тему войны продолжает писать Тамерлан Тадтаев. С каждым новым рассказом о войне, на писателя Тамерлана Тадтаева обрушивается не только шквал, но и ураган негодования со стороны осетинских ура-патриотов. Но Тадтаев продолжает писать о войне настолько без прикрас и реалистично, что после их прочтения, даже у самого большого любителя поиграть в войну, не останется ни капли желания брать в руки оружие и пойти с гордостью на войну. Тадтаев – самый мужественный писатель из тех, кто пишет на тему войны, на мой взгляд. Он – чуть ли не единственный из всех известных мне писателей на воинственном Кавказе, который, если говорить языком зэков, «опустил» имидж героев и участников войны путем демонстрации их истинного лица. Он уничтожает культ войны. Писатель открыто смеется над идолами войны! После прочтения становится понятно, что любая война – какой бы «легитимной» она не была – это низкое и подлое действо! Его герои – не конкретные люди, его герои – не только участники войны с осетинской стороны. Его герои – это собирательные образы участников разных войн любой национальности и вероисповедания.

В одном из последних его рассказов «Судный день», посвященном августовской войне, говорится о парнишке лет шестнадцати. Отрывок из этого рассказа, который я ниже приведу, поражает своей жестокостью, но зачастую именно жестокая правда о войне может послужить настоящему мирному диалогу. Именно такой циничный рассказ о войне может отрезвлять! Говорю это исходя из своего опыта участницы миротворческих проектов с пятилетним стажем.

«На нем были красные адидасовские штаны и черная футболка, козырек темной кепки скрывал его смуглое лицо. На плече у него висел М-16. – Откуда у тебя автомат? – спросил Фога. Пацан показал белые зубы: – С убитого грузина снял. – Он вынул из кармана навороченный телефон. – Это тоже трофей. Хотите посмеяться? Сейчас поищу номер его деды(мамы). О, нашел. Тсс… Настала такая тишина, что я услышал гудок, прервавшийся взволнованным женским голосом: – Придон шена хар швило? (Придон это ты сынок?) – Нет больше твоего сына! – закричал парнишка. – Я убил его! Слышишь меня, сука старая? – Вайме деда, – заплакала женщина, – за что?! – Она еще спрашивает! – вскочил бородач. – Дай-ка мне! И, вырвав из рук пацана трубку, начал брызгать слюной. – Ваши сыновья убивают всех без разбору! Они никого не щадят, и пощады им тоже не будет никакой!.. Сука старая, – пробормотал бородач в досаде. – Отключилась...».

По результатам проектов, связанных с миротворчеством, можно проследить тенденцию однобокости, можно увидеть как монологи называются диалогами, как люди, участвующие в этих процессах зависят от мнения и даже давления со стороны обществ, которых они представляют. Одним из немногих, а может даже единственным миротворцем, является грузинский блогер Bergmann, который скорее всего, сам не подозревает о том, что его критические статьи о войне и о грузинском обществе прямо ведут к миротворчеству. Интересно, что сам он пишет о том, что не участвует в проектах по миротворчеству и не верит в них. Но блогеры и интернет-пользователи в Абхазии и Южной Осетии читают его с удовольствием, и любят общаться в его блоге с представителями противной стороны. И нужно здесь заметить, что это происходит не потому, что им нравится читать критику в адрес грузинского общества (хотя, в этом свой шарм есть), а потому что только в его блоге можно почитать на русском языке (что в этом случае немаловажно) незлобные диалоги трех стороны конфликта, только в его блоге аргументы того или иного пользователя будут услышаны, на них будет дан ответ. Только здесь можно найти диалоги, связанные с темами совместного выхода из тупика. Потому что нерешенные конфликты рано или поздно приводят к новым.

За последние семь лет читаю блоги и комментарии на тему августовской войны. Сохраняю все интересное в свой архив. Пытаюсь читать хотя бы самых популярных журналистов и блогеров, их посты и комментарии к постам, и сегодня могу сказать то, что именно грузинский блогер Bergmann показал своим абхазским и осетинским коллегам, что грузинское общество меняется, что оно может стать другим. «Но, когда слышу все эти выкрики -  «Самачабло, вы пришлые, рабы русских и прочее» -  я не буду лицемерить и петь фальш о дружбе и братстве  и говорить, что отношение в Грузии к произошедшему сильному изменилось. Как правило, так выкрикивают и  обзывают люди трусливые, с рабским  менталитетом! Какой бы национальности они ни были! Осетины пусть говорят за себя,  русские -  за себя я -  пишу, что вижу здесь, пишу субъективно и искренне! И конечно, память всем невинным жертвам той войны!», - пишет Bergmann в своем блоге.

Tags: