перед концертом

О загадке Рокского тоннеля или что такое Зармон?

Моя статья для информационного агентства Netgazeti на грузинском.ge

А этот вариант на русском языке.



Недавно один мой грузинский коллега написал мне небольшой емейл с вопросом: знаю ли я музыканта Ахсара Джигкаева. На его вопрос ответила, что Ахсара Джигкаева – основоположника осетинской рок-мызуки – невозможно не знать! Коллега передавал привет от двух старых поклонников творчества осетинского музыканта.
Рок музыка и осетинские рок-песни старого «образца» появились давно, еще в советское время, когда рок был запрещенным явлением в Союзе. Сам основатель осетинской рок-музыки Ахсар Джигкаев, вспоминая об этом говорит, что Рок зародился, когда в ссср еще были зубные порошки и появились первые пасты в аллюминиевых тюбиках, которые было непросто выдавить. При этом Ахсар пишет аббревиатуру СССР со строчными буквами, а слово «рок» с заглавной.

«И в это время к нам "запустили", если кто помнит, болгарский "поморин"», - продолжает Ахсар рассказывать об исторических временах, когда только-только зарождалась первая рок-группа в Цхинвале – «... у них были красивые белые крышки. Я сообразил накрутить на свою "гитару" такую "крутилку" (регулятор громкости) и она сверкала и волновала, как древний египтян волновала звезда Сириус. Это была первая самодельная электрогитара в Цхинвале, изготовленная братом Тамаза Бедоева. Она напоминала гитару, но в игре стирала пальцы со скоростью, с которой на цхинвальских улицах стираются шпильки туфель от Jean-Michel Cazabat. Зато у меня кисть левой руки была как пассатижи. Рок у осетин рождался в муках. Собственно, как все полезное...», - пишет Ахсар Джигкаев на форуме сайта о культуре «aranzeld.com».

По словам моих знакомых москвичей, цхинвалськие рок-фанаты убивали наповал продавцов «Горбушки», знаменитого места, где собирались рокеры Москвы. Это было то место, которое стало неким «Рок-Стамбулом» для советских рокеров, приезжавших сюда со всего СССР, чтоб найти какие-нибудь редкие записи с рок-музыкой.
Дошло до того, что московские друзья цхинвальских рокеров, прослушав записи на плохих по качеству магнитофонных кассетах, изъявляли желание немедленно выехать в Цхинвал, чтоб вживую послушать эту музыку. На въезде у Рокского тоннеля они часто обращали внимание на название тоннеля. При приезде в Цхинвал задавались вопросы: «Рок – это музыка?». «Нет, это название села», - отвечали им в ответ их цхинвальские «соратники» по музыке. «И тоннель потому так называется - Рокский?», - продолжали они задавать вопросы. «Название тоннеля происходит от названия ущелья - Ущелья Рока, а тоннель правильно называть «тоннель Рока», - получают они ответы цхинвальцев.

Рок и Ахсар Джигкаев в СССР-е

В Youtub-е нашла небольшое видео, где некий работник парламента Северной Осетии в разговоре с легендарным Ахсаром Джигкаевым делится своими воспоминаниями о концерте группы «Бонварон» во Владикавказе аж в 1974 году:
«На самом деле ваших поклонников на Севере больше!», - говорит Олег Датиев Джигкаеву, - «...потому что Южная Осетия – маленькая, а Северная – большая», - улыбается он и продолжает: «Когда вы приезжали с концертом, то концертные залы были забити людьми. Мы пытались залезть через окно, так как через двери мы уже не попали. Мы ломали двери! Было много людей. Это было удивительно! Приезжают южане и показывают нам такую музыку, которую мы никогда не видели!»
В конце 70-ых годов Джигкаев переименовал группу и назал его «Мемориалом». На форуме культурного сайта «aranzeld.com» нашла комментарий другого очевидца концерта другой группы «Мемориал», который пишет под ником Suikm.
«Пытаюсь вспомнить (по погоде) время проведения эпохальных концертов Мемориала – или поздняя осень 1979, или ранняя весна 1980», - пишет поклонник группы «Мемориал» Suikm. «После того концерта нам удалось узнать, что Мемориал выступит на днях в Авневи, и мы с друзьями на стареньком «Запорожце» отправились в «турне». По-моему, Медведского (один из бывших вокалистов группы) на том концерте не было, не было и цензоров, поэтому «Мемориал» позволил себе полную свободу. Концерт в Авневи был даже лучше, чем в Цхинвале с Медведским. Как жаль, что почти нет записей! Можно вспомнить многое, по крупицам собрать факты, а записи не восстановишь», - пишет один из старых фанатов группы.

На форумах сайта «aranzeld.com» можно найти интересные воспоминаниям старых фанатов рок-музыки. Они пишут, что в конце 50-х в Цхинвале был создан эстрадный оркестр. В нем играли Феликс Алборов, Владимир Санакоев (скрипки), Ленгиор Гусо, некий Алборишвили (духовые), Феликс Санакоев (будущий 1-й секретарь Автономной Области, ударные), многие другие. Очевидцы говорят, что тот эстрадный оркестр играл песни «Дорогу в Чаттанугу», они пели «Скажите девушки подруге вашей», а также осетинскую песню «Ма хуры хай» (в переводе: «Мой луч солнца»). Старые фанаты также вспоминали случай, как однажды, на концерте эстрадного оркестра в зале облисполкома в честь какой-то годовщины ВЛКСМ вдруг вскочил Цховребашвили (тогдашний начальник КГБ Области) и запретил выступление. На этом оркестр приказал долго жить. В начале 60-х Ленгиор Гусов опять создал оркестр. На этот раз и репертуар был пошире, и инструменталистов побольше, и политическая оттепель давала о себе знать.

В 1974 году в отделе культуры Облисполкома прошло совещание – рассматривался вопрос создания вокально-инструментального ансамбля. Первый вокально-инструментальный ансамбль «Бонварон» Ахсара Джигкаева был создан именно тогда. В тогдашней ЮОАО на тот момент не было филармонии, и созданный вокально-инструментальный ансамбль некуда было приписать, поэтому «Бонварон» стал гос.ансамблем с прямым подчинением отделу культуры. Таких государственных ВИА в Союзе было 3-4, не больше.
По словам тех же очевидцев, запомнивших группу «Бонварон» 1974 года, музыку «Бонварона» того периода можно было охарактеризовать, как чистый «фольк», рока было мало. Тем не менее, Бонварон уже выстраивал свои песни в соответствии с классическим построением рок-композиции середины 70-х: длинное инструментальное выступление, короткие куплеты с энергичными припевами, гитарно-клавишные проигрыши в середине (именно проигрыши, а не соло), апофеоз ударных – в конце.
«С другой стороны», - говорят знатоки музыки, - «ансамбль очень во-многом походил на другие советские ВИА, в которых слишком яркое солирование не приветствовалось – все должны быть в одной упряжке, дышать синхронным ритмом и прятаться за одним забралом», - и добавляют: «Тут надо учесть рамки цензуры, которые сильно ограничивали творчество».

По мнению экспертов музыки и, в частности рока, для того, чтобы называться рок-музыкантом, необходимо самому что-нибудь написать, а не копировать других. Последующая группа Джигкаева под названием «Мемориал» дала уже совсем новую программу. Джигкаев создал новые песни, написав музыку на стихи осетинских поэтов. Мемориал стал откровением для фанатов хард-рока! Выступления группы «Мемориал» стали колоссальным «движением» - это был настоящий хард-рок, настоящий осетинский рок. Но группа очень не понравилась партийному руководству Области.
Третья группа Джигкаева - «Пиковая дама» - с новым «видом» роком и новыми песнями появилась примерно в 88- 89 гг. и вскоре после начала войны перестала существовать также, как и группа «Мемориал». Детяльность «Пиковой Дамы» была прекращена по приказу «сверху». На этот счет Ахсар Джигкаев шутит так: «С тяжелым роком «Мемориал» все же дружил. А вот со злым роком не удалось - он преследует это несчастливое культурное явление аж через десятилетия...». Фанатам творчества Джигкаева особенно полюбились две композиции, написанные во времена «Пиковой Дамы» под названиями: «В Гостях у Карлоса Сантаны» и «Из Мехиков Цхинвал».


Вопреки известной пословице, Музы рок-музыки не молчали, когда шла война в 90ых годах. У Джигкаева и его последователей: Лауры Джабион, Сауассы, Гоги Гучмазова, Бужука Харебова, Анны Чочиевой и других есть песни, записанные в домашних условиях на магнитофонную ленту. Исполнители сами писали музыку на стихи разных осетинских поэтов, и они начали их писать именно во время боевых действий. На записях можно отчетливо слышать как свистят пули вокруг.



Зармон: новое направление в музыке


Именно эти песни, собранные потом поэтессой Азау, на стихи которой было записано много рок-баллад и песен в стиле кантри и «городской музыки», стали называться новым направлением в осетинской музыкальной жизни – «Зармон». Но Азау не единственная любимая поэтесса новых музкантов. Они пишут песни на стихи Исидора Козаты, Алихана Токаты, Таймураза Хаджеты, Серги Хацырты, Людмилы Галавановой, Володи Икаева и других.
Зармонжау (т.е. носители Зармона) – это распространители искусства, основанного на интеллектуально-духовном материале, на самобытном звучании, которые привнесли в осетинскую музыку сотни неповторимых произведений вопреки преградам, уставленным на их пути неприятелями новаторства. Зармон стал серьезным конкурентом «дол-гармонской» эстрадной музыки, которая так популярна не только в Северной и Южной Осетии, но и на всем Северном Кавказе. Фанаты Зармона пишут в социальных сетях и форумах, что эта музыка помогает им во время сложных жизненных обстоятельствах, заряжает их невероятной энергетикой, эта музыка, которая помогает размышлять и принимать правильные решения.

Костяк Зармона – это те музыканы, которые стояли у истоков зарождения современного направления осетинских песен, внесших в музыкальную жизнь словосочетания: «осетинская баллада», «осетинский джаз-рок», «осетинская рок-баллада», «осетинский романс», «осетинская городская песня» и т. д. Представителями этого музыкального течения являются обретшие популярность десятки лет назад Слава Гаглоев, Ахсар Джигкаев, Георгий Гучмазов, Сауасса, Анна Чочиты, Лаура Джабион, Галаджи, Сауасса и другие.

У направления «Зармон» есть свой сайт: aranzeld.com, - и свой канал на Yutub-е: usima1. Там можно не только послушать музыку, но и поучаствовать в интересных дискуссиях. А для тех, кто не владеет осетинским языком, есть переводы песен на русский. Создатели канала usima1 думают и об английских версиях песен. У канала usima1 есть много иностранных подписчиков. В общей сложности на данный момент на этот канал подписаны 859 пользователей Yutub-a. По словам создателя канала, их подписчики в основном сами музыканты. Они это знают, постольку поскольку ведут с подписчиками электронную переписку.

На сегодняшний день группа Ахсара Джигкаева со старым названием «Бонварон» снова дает концерты как в Южной, так и в Северной Осетии. Они достаточно популярны, и по радио можно не так редко услышать их песни. В Цхинвале появилась и детская группа «Бонварон», наставником которой является известная певица и автор песен – Анна Чочиева. Но несмотря на популярность группы «Бонварон», по телевидению в Северной Осетии можно часто услышать передачи, посвященные теме «скудной» осетинской эстрады. По мнению моих знакомых музыкантов, в этих СМИ работают пришельцы из других планет и отстающих галлактик, никогда не слыхавших о таком, не уступающем лучшим мировым образцам явлении, как Зармон. Но безвкусица, заполнившая собой и местные теле- и радио- каналы Осетии, продолжает, все же, занимать серьезное «место» в обществе.

Я знакома с людьми в Северной Осетии, которые даже стали изучать осетинский язык после прослушивания песен музыкального направления «Зармон». Они говорят, что благодаря Зармону у людей остается интерес для изучения осетинского языка, не выдерживающего конкуренции с русским и английским языками. У Зармона есть последователи и в России – музыканты Ольга и Эдуард из Рязани, несколько лет назад приехавшие в Северную Осетию в творческих поисках. Они сразу влюбились в Зармон. Сегодня Ольга поет много песен на осетинском. Певцы Зармона называли Ольгу – Монзар Ола. Это игра слов, если переставить слоги «зар» и «мон» («мон» в переводе означает – дух, а «зар» - песнь). Ольга и Эдуард выпустиди два альбома направления «Монзар» и ездят с гастролями по разным городам России.

Энтузиазм последователей Зармона несмотря ни на что пробивает своим упорством глухую стену, воздвигнутую перед ними чопорным чиновничеством министерств культуры и просвещения как в совковую, так и постсовковую эпоху. Хотя, почти такое же упорство на сегодняшний день проявляют и музыканты Западной Европы, к примеру, чья музыка сегодня становится «скучной» для тех, кто часто покупает билеты на концерты, где можно «оторваться», хорошо поесть, выпить и забыть о житейском стрессе. Мейнистримовская музыка всегда будет жестко конкурировать со своим антиподом, подобно тому, как Количество всегда будет идти в ногу со своим оппонентом – Качеством. Тем не менее, последователей Зармона в Осетии уже нельзя назвать «маршем одиноких» по Довлатову.




Tags: